Вверх
Вниз
РАЗЫСКИВАЮТСЯ! 10 ДЫРОК ОТ БУБЛИКА ЗА ПОИМКУ!
Пенелопа ЧернобровинаПорфирий ПоловниковНеизвестная особаВиктор КрендельВиолетта Вий
Дорогие наши, вы находитесь в самом настоящем замке, маграфируйте все, чтобы потом не говорить, что не знали и не видели. И осторожно, привидения у нас тут круглосуточные. Всем хочется пожелать вдохновения и сказочного настроения. Не бойтесь, если на третьем этаже появится маленькая кикиморка или же кто-нибудь упадет в проявляющуюся дыру в коридоре – всем тут же подоспеют на помощь.

ФРПГ Тибидохс; Синдром сказки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ Тибидохс; Синдром сказки » ❖ ХОРОМЫ ЦАРЕВНЫ-ЛЯГУШКИ » Цитатник | монтажная памяти


Цитатник | монтажная памяти

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

- Ладно, я пошла, - предварительно закрыв флакон, Вий неопределенно им помахала, и стала оглядываться. За своей «прогулкой» Галкин и Вий-старшая даже не заметили, что стало поздно. В это время на Лысой темнело рано – сказывался запук кудыкинских леших, которые решили посоревноваться с лысегорскими в количестве часов бодрствования. Пока впереди шли лешие лысегорские, способные вливать в себя по пять литров кофе за раз.
Скамейка, на которой сидели Андрей и Венера, находилась относительно недалеко от местного кладбища – о нем в народе ходили целые легенды. Ночью неупокоенные души, протухшие мертвяки вылезали из своих могил и в огромном количестве приветствовали зевак.
Покачавшись на месте и собрав мысли в полутрезвую кучку, Вий запихнула флакон в карман джинс – Галкин на это действие издал протестующий возглас и удивленно моргнул. Мало того, что его даже не позвали пойти прогуляться с собой – видимо, Андрей был до сих пор под впечатлением от увиденного: раньше такого рьяного упорства и поглощения магического алкогольного снадобья; так еще и забрали его имущество с собой. Галкин таких действий не одобрял, поэтому мысленно плюнул на яблоки и похлопал за Вий.
Веня, никак не решившая, в какую сторону идти – либо на кладбище (через него было попасть домой быстрее), либо через площадь (в такое время открывались черные базары нечисти, на которых легко можно было пополнить их пухлые ряды).  Вокруг было тихо и почти что не единой души – за несколько метров прошли пару немолодых людей, подозрительно похожих на вампиров.
Веня поежилась, открыла флакон и снова отхлебнула глоток – увлеченный разум позабыл о запрете употребления магического алкоголя в таких количествах. Сейчас Венечка могла запросто упасть, но это ей помешали сделать – Андрэ все-таки догнал её, вовремя придерживая за руку. Раньше Веня даже не замечала, но оказалось, что она с Галкиным почти что одного роста. И даже Андрей выше её на незначительное число сантиметров. До этого Веня думала, что стройные ряды семьи Галкиных не сравнятся с ней в росте – по крайней мере, два её младших представителя.
Андрей нахмурился и стал возмущаться по поводу такого поведения. Вырвал из рук фляжку, лениво саму Веню осмотрел и сделал вывод – драпать надо. Прямо за спиной Вий-старшей расположился какой-то странной натуры молчел. То ли упырь, то ли вампир, Андрэ так и не понял, но за руку Венеру потянул сильно – девушка скривилась от резкой боли и выдернула собственную конечность.
- Халкин, не трогай мои мужественные ручки, пжалста, - деловито попросила Вий, разминая кожу, и абсолютно не подозревая о том, что у неё за спиной кто-то находится, - у тебя свои есть.
Делалось это с таким авторитетным видом, будто сам Галкин и не знал, что руки у него есть. Вий горделиво выпрямилась, выпятив грудь вперед, и развернулась, желая потопать в выбранном направлении. Странный молчел сейчас оказался прямо за ней. Вий испуганно мамкнула, но на парня не обратила никакого внимания. Он как-то странно улыбнулся, показывая окружающим ряд белоснежных зубов и начал подходить к Вий ближе, Андрея, стоящего прямо за ней, не замечая. А зря. Галкин, как истинный мачомен, выступил вперед, защитив пол Вени своим мужественным грудаком и ударил искрой в белозубого чудика (вы ничего не подумайте, просто стрелять искрой, стоя у кого-то за спиной, было неудобно. Галкинский «Искрис» впечатался тогда бы в счастливый венин фэйс). Веня удивленно похлопала глазами, наблюдая за расстоянием, которое незнакомец в полете преодолевает.
- Я б сказала, что ты мой герой и бла-бла-бла… - хмуро заметила Веничек, не осознавая, что Андрей, можно сказать, шейку её спас только что, - но фраза заезженная. И её только Пряников воспринимает.
Андрей, все прекрасно понимающий и в пространстве разбирающийся, схватил Веню за руку, пытаясь отвести как можно дальше из злополучного места.
- Андрэ-э-эй, - заголосила Веня, наблюдая, как «чудик» встает – в полете ему разбило голову о могильную плиту, которая сейчас заживать не хотела, - а ты какое заклинание использовал? Включения электрического чайника что ли?
Веня умудрилась напиться до такого состояния, где все казалось прэкрасным. Хоть и Кутузовой рядом не было. Даже Галкин был прэкрасным, но надо было согласиться, что в сравнение с Катковым не шел. Хотя…
- Он с тобой познакомиться хочет, - сделала заключение Вий, указывая на быстро приближающегося к ним белозубого странного мущщинку.

© Венера Вий ( торжественно клянусь, что замышляю глупость и только её; )

* * *

- Максюша поедет со мной! - грозный истеричный крик заставил все предметы в комнате, которые имели несчастье быть сделанными из стекла, задребезжать в непередаваемом людям ужасе. Инга разве что еще ногами не топала, но и до этого было уже недалеко, а пока публика в лице Максима и Богдана удостаивалась лишь широких махов руками.
- Нет, Мороз остается здесь. Все. Точка. - Синеблюдцев хоть и прикрывался подушкой, но голос звучал на удивление твердо. Мягкий щит тут же пригодился - в парня полетели какие-то кубки и сувениры с Лысой Горы, подаренные Чернобровиной. Выкинуть эти побрякушки Богдан пытался несколько раз, но они всегда возвращались на место либо благодаря Пенелопе, либо Морозову. Первая доказывала свою любовь, второй - свое превосходство над зависимым от девушки другом. Ведь стоило Синеблюдцеву сдвинуть хоть одну статуэтку с влюбленной парой "Богдан + Пенелопа = любовь навеки", как в комнату прилетала Чернобровина и устраивала капитальное пристыжение суженого.
А что в это время делал сам Максим? Морозов пытался заснуть. Если бы он знал, что его нынешняя поклонница и лучший друг сцепятся из-за какой-то экскурсии - пошел бы спать либо к Свеколт либо к Ночной. Но, увы, Максиму не дано предвидеть будущее. Поэтому ему приходилось сквозь подушку, надвинутую на голову, различать недовольные возгласы. Девушка всеми богами убеждала Синеблюдцева в том, что Морозу необходимо развеяться. А Богдан не хотел оставаться один на один с Пенелопой. К тому же, Морозов мог служить прекрасным отвлекающим маневром, пока сам Синеблюдцев крутится вокруг Свеколт. Сам Максим об этом подозревал, но виду не подавал. Просто решил, что когда Богдан отдаст его на растерзание Пенелопе, он сам спустит девушку с цепи, наговорив про многолетний роман Богдана с Ксюшей. За Свеколт Макс не боялся - девушка и темную магию хорошо знала и бегала быстро. Зато Богдан ни знаниями ни быстрыми ногами не отличался. Конечно, бегал быстро, но в случае с Пенелопой... будь у него хоть десять ног - не убежал бы.
© Максим Морозов

* * *

О том, что сама держит швабру чуть ли не первый раз за шесть жизней, Смертушкина коварно умолчала, мысленно предположив, что у неё талант к мытью полов должен иметься от рождения, как и у всякой образцовой хранительницы очага.
Потенциал свой девушка немедля принялась реализовывать и демонстрировать, поставив отобранное ведро на пол и вернувшись к уже ранее присвоенной швабре. Причем возя по полу мокрой тряпкой, Смертушкина умудрялась попадать по носкам собственных туфель и обуви, почему-то оказывавшейся время от времени рядом Китовой. Но дабы не прослыть не умеющим наводить чистоту человеком, девушка старательно изображала, будто бы все идет так, как задумано. Может на Асю и Забавку пыль, которую плохо работавший тряпкой Артемий распустил по залу, вздумала попасть? А шваброй раз махнешь, и нет никакой пыли. Забава даже загордилась, убедив себя в том, что уборка у неё прямо-таки великолепно получается.
Увы, кажется, только у Смертушкиной идея с немагическим субботником вызвала искренний энтузиазм. В её семье настолько мало знали о быте и мире лопухоидов, что беготня по залу с мокрой тряпкой, приделанной к палке, выглядела в глазах девушки чуть ли не народной забавой.
© Забава Смертушкина

* * *

- Ну, чего стоим? За работу, - после ухода Медузии, Артём-таки прекратил мечтать о старинном особняке с неочень-то приветливыми обитателями. Теперь Карп смотрел точно впереди себя, на невинно хлопающего глазами Половникова. При этом Тема испытывал нечто среднее между удивлением и возмущением. Что конкретно - не известно. Зато, вполне ясно, чего НЕ испытывал Феофан - ни стыда, ни совести.
- Скажи мне, кудесник, любимец богов... Ты в конец оборзел?! - гаркнул Карп, про себя отмечая, что так же "проснувшийся" Морозов только что "сморозил" нечто похожее. Удивительное единство душ, товарищи. Фактически раритет. Карп кинул на Мороза одобрительный взгляд, в то же время принимая протянутые Смертушкиной ведра.
- За водой хотя бы сходи, - ведра, взятые все у той же Забавы, довольно быстро перекочевали в руки охмыревшего от такой наглости Половникова. Пытаясь сделать тяжелейший выбор среди выданных им всем орудий труда, Карпов выхватил последнюю тряпку, не обращая внимания на стоящего статуей Фена. Который, кстати, уже собирался выразить своё возмущение вслух.
Карп повернулся к Ночной, которой Максим по-джентльменски предоставил выбирать между двумя оставшимися агрегатами: шваброй и веником.
- Ва-аль, а мы можем, это... как там? "Отмстить неразумным хазарам"? - выудил из пямяти Карп, как-то нехорошо косясь на Половникова. Валька удивленно уставилась на Тему, не понимая, к чему он ведёт. - Ну, "обречь их... пожарам"?
Половникова мигом сдуло. Хотя его возмущение слышно было ещё оч-чень долго... Хорошая акустика в замке, однако. Свободно вздохнув, Артем начал активно полировать бюст какого-то чахленького старичка с козлиной бородкой. Немного подышав скопившейся на очках старика пылью и чихнув для проформы, Карпов запульнул успевшую надоесть тряпку в вернувшегося Половникова. Отскочив от мужественной груди Феофана, тряпочка приземлилось прямиком в воду, устроив в ведре маленькое цунами.
- А во-олны бушуют и плачут, – пропел Карп, со смехом уворачиваясь от летящей в него мокрой тряпки. Фену, кажется, месть показалась недостаточно сладкой. Ибо он, по-ходу, надумал окатить Артема из ведра, но был вовремя остановлен рачительной Смертушкиной.
© Артемий Карпов

* * *

-Да, дорогая, конечно, - Половников причмокнул губами и потянулся к девушке, стоящей рядом. Вот она ближе, еще ближе, еще... - Э-э... какого черта? - парень резко вскочил с пола и с укором посмотрел на брата, согнувшегося пополам от смеха. - Это что за небратские жизненные мотивы, я не понял? - Фен почти было надулся, но потом решил, что на Фирю злиться все равно нет смысла, и быстренько сменил гнев на милость, то бишь бровки сделал не домиком, а прямо, а губы - не пухлыми, а обычными, чтобы со стороны не казаться ребенком, у которого отняли конфету.
- Тебе повезло, что в комнате не было Каткова, - продолжал издеваться брат, - иначе на неделю бы издевательств тебе хватило. "Любимая, подойди ближе. Конечно, мы придем сюда снова, муа-муа-муа", - Половников-младший не успел договорить, ибо в него полетела подушка, но Фиря успел уклониться - герои не были бы героями, будь у них плохая реакция.
-Это я такое говорил? - Фен покосился на брата, у которого снова начался приступ неконтролируемого ржача. - Да ладно, мог бы и ответить, - буркнул парень, заправляя постель. Кто ж виноват, что сны у Половникова-старшего иногда заходили не совсем в ту степь, а болтать во сне он мог часами? Правильно, никто. Вот только Фире и Стасу этого не объяснить, приходилось откупаться дырками от бублика. "Еще брат называется", - бурчал в такие моменты Фен. Фиря только посмеивался и убегал придумывать себе новые покупки для образа героя. Катков же вообще отмалчивался, куда пойдут "честно заработанные", но Фен и так догадывался, что здесь не обошлось без букв ВВ, что означало..впрочем, кому надо, тот догадается.
© Феофан Половников

* * *

- Я выхожу замуж за… Поклепа! – радостно прощебетала Вий, даже не догадываясь о последующем эффекте от этих безобидных слов. Степан в очередной раз прохода ей не давал, да тут и не он, в принципе, был виноват – на Пряникова подействовало какое-то зелье из кабинета Клоппа, по словам Аммонии, Настырное. Степа, не ожидая такого даже от себя, уже успел устроить драку, причем пострадал в ней невинный Броня, успел нахамить Диане Изольдовне – преподавательница чуть искрой в него не пустила потом, а после вообще залез на центр стола в Зале Двух Стихий и громогласно проорал, что из Тибидохса уходит и жениться на Богдане. Ситникова пообещала устроить ему хороший и односторонний махач, причем после этих слов в Степане, казалось, разум проснулся и он побежал от девушки куда подальше.
На венино несчастье позади каким-то образом оказалась Милюля, привезенная Поклепом в школу в бочке. Русалка весело плескала воду на окружающих её учеников, заливисто смеялась-хрюкала и вообще вовсю кадрила Половникова. Услышав в гурьбе шума что-то про свадьбу и Поклепа, проделав несколько сложных размышлений, русалка издала такой воинственный клик, что содрогнулась почти что вся земля. Старец, предававшийся умиротворению в Тибете, только усевшийся в позу лотоса, получил священным персиком со священного дерева персиков, которому сегодня исполнялась целая тысяча лет, и которое соблаговолило сплодоносить как раз после визга Милюли. До Тибета звук визга дошел в виде громкого комариного писка.
© Венера Вий

* * *

А дальше… дальше Виталина пожалела, что побежала за сестрой. Веню словно Галкин укусил и заразил своей способностью болтуна. Не переводя дыхание, Вий-старшая все жаловалась и жаловалась, что жизнь - несправедливая штука, и она наглоталась пыли. Вий не умела нормально слушать, постоянно отвлекаясь на что-то третье, как в троллейбусе по дороге на Лысую Гору во время воздушной пробки. Витка смотрела куда-то за спину Вий-старшей, откуда доносился звук шагов. Прелестно, да? Голос собственной сестры как-то проскользал сквозь слух, а неуловимые шажки – ни-ни. Прищурившись и уже забыв про существование Венеры, кто она такая и что любит на завтрак, Виталинка разглядела две фигуры, вынырнувшие из-за угла дома. К сестрам направлялись Снежка и Горыня. Горыню Вий уважала всем сердцем и считала настоящим богатырем русским, а вот Белую недолюбливала просто как темную, но способность ее Вий была интересна. Жаль, что Снежана не дала бы проводить на себе опыты.
- Да-да, я все слышу, - ответила Вита, посмотрев на стоящую перед ней сестру. – Все плохие, не дадим спилить Лукоморские дубы, и мерлиниры спасут мир. Все прекрасно и храпикасто.
Виталина отвесила славянский поклон подошедшим. Хорошо, что Веня вовремя умолкла, а то, видит Древнир, перечислила бы всех, кого не любит, тем самым вызвав большое негодование Снежки.
Светлая зевнула, весь этот перелет отнял у нее много сил. Мельком посмотрев на стоявший рядом бюст неизвестного ей деятеля, скорее всего, писателя. Почему? Интуиция, родимые. Голову бюста украшала шляпа с огромными перьями, которые щекотали герою нос. Вий заметила, что статуя дразнит магвочку.
- Какие невоспитанные здесь каменные жители! – фыркнула светлая, повернувшись к бюсту спиной. Мужичок беззвучно захихикал и так же беззвучно чихнул. От радости, что сумел кого-то задеть, бюст, случайно после чиха потеряв одно перо с шляпы, замешкался.
© Виталина Вий

* * *

- Погоди, какой чемодан брать? - Людвиг тряс зудильник в попытках хотя бы выловить из него не то чтобы изображение, а хотя бы голос матери. Но зудильник никак не хотел поймать нужную волну, и изображение все время рябило, а вместо матушкиного голоса слышались какие-то разговоры двух пожилых ведьмочек. - Клара, я не брала твои вставные зубы, ты сама их мне отдала!- кричала одна бабка на другую. После очередных препинаний по поводу выяснения, куда же девались вставные зубы, Людвиг окончательно охмырел и закинул зудильник за кровать. Но разговор бабок при этом заканчиваться не захотел, и окончательно взбешенный Вильгельм с криками какжеменядосталаэтатупаятехника кинулся вытаскивать из-под кровати это очаровательное устройство  с намерением выкинуть его в окно. Почувствовав что-то неладное, ведь выражение лица у Людвига было настолько садистским, зудильник сразу же умолк, показывая хозяину полную покорность и миролюбие.  Людвиг же, спокойно вздохнул, думая, что в следующий раз выкинет его обязательно.
© Людвиг Жутков

* * *

- КАКОГО ВОДЯНОГО?! ПОЧЕМУ-У-У!
Ругаясь всевозможными проклятиями, включая даже лопухоидные нецензурные словечки, Дыр заметалась по комнате, охапкой сгребая вещи и отправляя их такой же дружной кучкой прямо в пасть чемодана. На такие молниеносные сборы у девочки ушло десять минут. Потом перед ней встала другая проблема: чемодан от обильного количества вещей никак не хотел закрываться. Пришлось использовать заклинание силы, чтобы хоть как-то застегнуть на нем надрывавшуюся молнию.
И вот уже оставались считанные минуты до отправления, во двор выбежала раскрасневшаяся Пень-Дыр, за которой поспевал плывущий по воздуху чемодан, достигавший поистине и исполинских размеров. И джинов-грузчиков даже глаза поплыли в сопровождении ушей и ртов в неизвестные части их полупрозрачный тел. Пожелав им удачи, девочка вбежала в троллейбус, в котором уже, по-видимому, освоившись, галдели учащиеся. Прислушавшись, кто больше и громче всех буянит, Венда незамедлительно направилась в сторону Свеколт и Радионовы, которые снова затевали какую-нибудь пакость светлым.
© Вендетта-Пень-Дыр

* * *

- Вы так мерлинирно смотритесь, - радостно сообщила Вита, поглядывая на Вендетту и Людвига, - слушайте, а давайте сделаем коллажи на свадьбу, а? Там в одной конторе лысегорской скидки в честь смерти последней длинноногой троллепахи. Можно даже сделать на всю стенку фотографию – заплатим несколько мозолей.
Вильгельм аж поперхнулся от сказанного, а Вендетта же слегка покраснела. В конце концов, можно хоть на минуту не компасировать парню мозги с этой темной. Ему итак уже все прочитали лекции, привели логические доводы и высказали свое авторитетное мнение, которое сам же Вильгельм не спрашивал и даже не интересовался.  Тем более магографии с Вендеттой, ему такие мысли даже в голову не приходили.
- Можно даже на этом фоне смаграфировать, - Вита закрыла один глаз, и, выставив руки вперед, пыталась пальцами сделать «рамку» для фотографии, находя самое оптимальное расположение камеры для маграфии, - так мило получается, слушайте.
Людвиг казалось, позеленел от злости, но все же старался сдержаться. Не хватало ему тут публику еще развеселить, а уж тем более заспорить по этому вопросу. Тогда бы все еще подумали, что ему не все равно. А ведь ему должно быть пофиг, как тому же Вольдемарту, которому на все пофиг.  Вильгельм лишь хмуро поглядел исподлобья, бросая угрожающий взгляд то на Виту, то  на Веню, то по кругу на всех остальных, на чьих лицах была бы хотя бы тень улыбки. Затем он перевел взгляд на Вендетту и как-то недобро усмехнулся, отвлекаемый быстрыми перемещениями кого-то из кампании. Этим кем-то оказалась Белая, которая пыталась видимо убраться отсюда подальше, но проблема была в одном, убираться было некуда, только что дорожка, скамейки и прочая атрибутика заброшенных садов мигом испарилась в просторах какого-то, эээмм, измерения? Теперь же, вместо всего великолепия кругом были кусты, какие часто встречаются в лабиринтах или садах, у Людвига самого в поместье были такие. Причем кусты здесь, были намного агрессивнее, и уже успели наподдать Снежане за её неосторожность, и тут даже Змеев ничем не мог помочь, хотя метелил эту стенку молодой человек порядочно, но та в свою очередь зарастала так же быстро, как и дырявилась. Но как обычно, беда не приходит одна, и на этот раз, их было как минимум две, а даже и три.
- Вы принесли магтоаппарат? – Вита сразу же повернулась, с улыбкой на улице замечая обиженную листвой Снежку. Но вот обиженного Людвига она как-то не заметила. Окончательно охмыревший за день Вильгельм казалось, слетел с катушек. Такое уже бывало несколько раз, и неконтролируемый Жутков мог бы, наверное, замучить несчастную Виталину. Просто задушить её, или там пустить на корм этим таинственным мерлинирам , если бы не почувствовавшая неладное Вендетта, которая уже несколько минут не сводила с парня глаз. Она уже видимо интуитивно чувствовала, когда Жутков бесится и злится, и сейчас был именно такой момент. Пень-Дыр попыталась остановить парня, но оступилась. Ноги запутались, она начала спотыкаться и сам Вильгельм не сразу заметил, что девушка на что-то наступила. Пока это что-то не стало издавать отвратительные звуки похожие на пищеварительный процесс в желудке горного тролля и не засветилось голубоватым светом. Людвиг инстинктивно отдернул Вендетту подальше от этого, и сам благоразумно отошел.
© Людвиг Жутков

* * *

+1

32

- Внима-ание, по пг`авую г`уку от вас находится дг`евнейшая и велычайшыя г`абота, - Ситников удрученно кивал головой, соглашаясь с рядом стоящим Персеем. А мама, между прочим, звала сына отдыхать в далекой-далекой Франции, так нет – Аркадий Валентинович, чтобы все знали, человек общества, помощи бедным и согласен в принципе на все, чтобы поехать куда-либо с друзьями. Ситникова не привлекал еще тот факт, что год этот – последний, когда вот они так еще могут собраться, будучи магспирантами. В следующем году отгремит охмыренный выпускной, с которого все потянутся полупьяными рядами сначала домой, а потом уже и на новообретенную работу. Так что Аркаша решил не печалиться, согласиться на какую-то сомнительную поездку, хотя о доме этом даже и не слышал, просмотреть заунывные речи Вени, согласиться и предложить пройти игру Магпорт. Аркадий там все никак не мог добежать до финальной отметины первым, постоянно его обгоняла какая-то КвадратишФри, от чего парень жутко бесился и пробовал наслать сглазы по сети.
- По ле-евую стог`анну от мыня – это пг`елестное, без сомнэния, полотно Адель К`гиво`гуки, - ученики, находящиеся в это время в коридоре, оперативно сделали кислые лица. Кто-то отвернулся, автистично изображая рвотные позывы, кто-то вообще сделал глаза-окуляры и печально всех оглядывал. Местная экскурсовод была крайне странной женщиной с интересным акцентом – за пять минут ее говора уши «завяли» у всех. Довольным ходил только Гермес , вовремя воспользовавшийся наушниками. Экскурсия продолжалась вот уже счастливых полчаса, так что Ситников успел раз десять пожалеть, что не поехал во Францию. Валялся бы сейчас в дорогих отелях, отсыпал целый учебный год и прятал платья Павлы.
- Это ж… уж-жас какой-то, - Персей даже содрогнулся, чем взволновал Федору, стоявшую по левую руку от него. Гломова уже думала начинать возмущаться, но Сей затронул её конечность и второй раз, абсолютно ни на что не реагируя.
- Отсюда можно как-нибудь свалить? – поинтересовался Ситников, в очередной раз делая кислую мину на моменте, когда экскурсовод проговаривает «р», - она вообще живая? Или это привидение?
На такие мысли Аркадия навело свечение, слишком громкий голос женщины и какое-то непонятное «у-у-у», слышимое рядом с ней.
- А фиг его знает. Пошли, - Кувалдин-старший потянул друга из толпы, заглядывая в соседнюю комнату. Не обнаружив там никого, парни смогли пройти, в то время как Герушка снял наушники и стал оглядываться по сторонам в поисках брата. Бедному парню пришлось остаться в общей куче, «потерять» на полу наушники и стоять выслушивать экскурсовода.
- Ты вообще знаешь, где мы находимся? Сейчас еще затянет в параллельный мир, а у меня там свадьба с Польёвиной, - пожаловался Аркадий, стараясь под слоем пыли рассмотреть вещи, находящиеся за витриной.
Помещение было похоже на зал Славы. На стенах висели пыльные медальки, в углу стояли серые от грязи доспехи, на потолке вообще висел абажур с головами животных. Ситникова-старшего от такой радости перепетелило. В помещении витал вполне себе стойкий и неприятный амбрэ, Кувалдин – старший изъявил желание отсюда уйти – экскурсовод, хотя бы, иногда замолкала, а стерпеть такой запах уму непостижимо. Аркаша попробовал поикать другие входы и выходы, но на печаль свою, не нашел – пришлось парням возвращаться обратно, давая дверью по кочерыжке Герку. Кувалдин настолько обеспокоился пропажей, что связал её с мистикой, и сейчас удивленно взирал на возвратившихся, потирая шишку.
- Вы где были, хмыри с вами?! Нам тут сказали, что могут затянуть картины в мир жизни после смерти, я вас искать давай. Гломова вообще сказала, что у тебя паралич руки начался, - парень кивнул на Персея, - пошлите, а то сейчас вопить начнет. Тут Матвеев пробовал оторваться от коллектива, так у неё какая-то пищалка сработала и завизжала она. Ну, полутролль, в смысле.
Заметив непонимающие взгляды Персея и Аркадия, Гермес прищурился, будто что-то вспоминая, и продолжил:
- Экскурсовод наш полутроллем оказался. Тем более горным. Вон чего она такая высокая, и к логопеду не ходит.
Ситников выгадал момент, когда женщина отвернулась к произведению искусства, подбежал и встал рядом с кем-то. Кувалдины ринулись в противоположную сторону, вернувшись к Федоре, которая недовольно закатила глаза и поинтересовалась состоянием руки Сея. Аркадий в очередной раз подивился своей недалекости – нет чтобы пойти туда же, где стоят все, не-ет, это неинтересно. Нужно встать рядом… с Переполох. Да, это действительно нужно было сделать – иначе Аркаша бы умер, скончался на месте, не успел бы даже написать завещание, не увидь он Маргариту.
- Опа, кто пришел, - сухо поприветствовала светлого Переполох, сразу же переключаясь на дело поинтереснее. У Переполох и Ситникова были какие-то странные взаимоотношения – порою они принимали сторону друг друга (вспомнить тот же  случай про перенос каникул. Аркаша выступил за сохранение обычного «режима», Маргарита его поддержала, в то время как тот же Гермес посчитал, что лучше выходные перенести), порою вообще не общались, а порою дежурно переговаривались, подкалывали друг друга. При этом умудрялись нормально общаться, когда того требовало какое-то дело.
- Ага, привет, - мимолетом подметил Ситников, ища место для перестановки.
- Это просто ужас, - прошептала Вий-младшая в пустоту, даже как-то обреченно и безразлично. Аркаша понял, что дело приобретает поворот опасный и нужно не допускать одного – чтобы Вета не расстроилась окончательно и не залила тут все вокруг.
© Аркадий Ситников
* * *

Что вообще могло побудить Переполох записаться на экскурсию в дом с привидениями? Явно не природная любознательность или стадный инстинкт, по правде сказать, Рита вообще не помнила момента, когда приняла такое поразительное по своей бессмысленности решение. Когда Поклеп объявлял списки летящих на Лысую Гору, Переполох спокойненько стояла в сторонке, рассказывая Тарантуловой, каким идиотом нужно быть, чтобы вместо нормального празднования окончания учебного года бродить по ветхому поместью и слушать нелепые байки древних экскурсоводов. А потому сложно даже описать тот шок, который испытала Рита, услышав свою фамилию, Марго ещё раз пять переспросила Поклепа, не напутал ли тот чего, а потом вспомнила, что действительно не так давно, к ней  подбегал кто-то из тибидохских активистов и что-то такое предлагал. В это время Рита готовилась к предстоявшему ей на следующей день экзамену, а потому ответила не особо задумываясь:
- Да, хоть на край света, только сгинь к хмырям, - сказала Марго, вновь уткнувшись в учебник по классификации иных миров и измерений.
И вот теперь Рита расплачивалась за свою невнимательность, конечно, Марго попыталась как-то исправить эту неприятную ситуацию, даже обратилась к Поклепу, чтобы он вычеркнул её из списков, но завуч заявил, что это официальный документ, утвержденный Сарданапалом и никакими вписками-выписками он заниматься не станет.
© Маргарита Переполох
* * *

Моревна за первые полчаса полета успела достать почти всех, в том числе и водителя летающего троллейбуса, прося «покрутить баранку, или как там Лопухоиды называют подобную чушь».
После нескольких часов трясучки, Маше стало скучно и она мало-помалу угомонилась. На шее у нее висел на веревочке тот самый заколдованный Ланселот. Решив разделить свою скуку и одиночество с Гермесом, девушка подсела к нему на сидение. Гера было дернулся и сделал вид, что очень увлечен чтением, но если Маша выбрала цель, Маша цель достанет. За последние три часа до Лысой Горы Мария успела рассказать магспиранту о своем детстве, юности и отрочестве. Моревна часто перескакивала с темы на тему, спохвачивалась, что взболтала лишнего и стирала Герку память заклинанием забвения. В конце Машкиного рассказал это заметила сопровождающая Медузия Зевсовна и отвела ойкующую и проклинающую всех Машку за ухо на передние места, наказав Варьке следить за ней.
- Варв’ар все сделать. Варв’ар не дать Моревна пыщ-пыщ, - согласилась Нос-Оторвалина и изобразила, как оказалось, взрыв троллейбуса и парящих в воздухе пассажиров.
Все-таки оказалось, что день у Машки не задался сразу после этого случая: после прилета оказалось, что один из ее чемоданов со всяким нужным ей барахлом «съело» пятое измерение (в этот момент ей искренне посочувствовали Жмыровы, с чемоданами которых случилось то же самое). А ведь там были запасы бантов-глазов, которые подсматривали все интересное! Моревна хотела оставить их по всему особняку, чтобы видеть и наблюдать за всем происходящим.
Обдумав все события сегодняшнего дня, Маша твердо решила, что на нее наслали сглаз неудачи и, поспрашивав заклинание отмены этого сглаза у стоящих на улице тибидохсцев, произнесла слова, подсказанные Евлампием:
-  Мынеместнус мыбольшногус, - успокоившаяся Моревна выбросила искру из кольца и обнаружила себя на крыше троллейбуса с раздутой ногой. – БА-ЛА-ГУ-РИН! Чтоб тебя тролль вместо левого носка унес, гусь недожаренный, хмырь облупленный! – визжала Машка, посылая в его сторону страшные сглазы с иногда двумя красными искрами, от которых Евлампий успел закрываться магическим щитом, подаренным ему на пятнадцатилетие. Так вот почему Лампа взял этот щик из своего багажа первым и косо косился на Марью. Она-то уже думала, что влюбился бедняжка. Вот, значит, как он любовь свою проявляет, жучило хмырский!
© Марья Моревна
* * *

Пегги наморщила свой лоб и недовольно посмотрела на Переполох. Увы, никакого желания бывать в маргаритиной комнате даже после глобальной уборки светлая явно не испытывала, а уж тем более, рядом с самой Переполох. Терпеть Марго Пелагея никак не могла и в любой бы другой день съязвила бы ей, но сегодня Незваная планировала посвятить себя изучению поместья Гениальнутого, поэтому она просто отвернулась от темной и снова стала рассматривать полотно. Но внезапно почему-то всем понадобилась Незваная.
- Чего выпендриваешься? Из-за тебя, светлая, весь коллектив страдает. Давай, решайся.
- Моревна-а, придержи язык. Он тебе еще для сплетен пригодиться, - пригрозила Пелагея, странным образом покручивая пальцами перстень. Ей не нравилось, когда на нее повышали тон. Сама же девушка разрывалась между двумя вещами – остаться продолжать экскурсию назло остальным или в течение всего часа жалеть, что осталась благодаря своей природной вредности и противоположности. Она оглядела собравшуюся кучку – казалось, только от ее решения зависит выбор остальных. Или, по крайней мере, ей так казалось, потому что она привыкла возносить себя выше других. Снова зазвучал противный голос экскурсовода, и это определило дальнейший выбор Пелагеи Теодоровны.
- О мой скотч, какие же вы все-таки хмыри, - с притворной неохотой согласилась светлая, в душе радуясь от избавления такого ужасного общества в лице одной полутроллихи.
© Пелагея Незваная
* * *

С отвратительным настроением и полным разочарование в этом мире девушка загрузилась в предоставленный им троллейбус и, недолго думая села неподалеку от Людвига, часть дороги развлекаясь тем, что перекидывалась с ним взаимными колкостями. Правда, даже эта, казалось бы, вечная перепалка надоела Люсе где-то на втором часу лету. Поэтому Жуткова не придумала ничего лучше, чем уснуть.
Проснулась она от ну очень мягкого приземления сия чудесного транспортного средства, стукнувшись головой о боковое стекло. Недовольно потирая ушибленный лоб, девушка вышла и забрав свои вещи с кислой миной прошла за сопровождающими и заняла предложенную комнату. Расправившись с уборкой вещей, сняв пару сглазов с подушки на предоставленной ей кровати и окончательно убедившись, что одеяло не станет душить ее во время сна, девушка направилась на экскурсию по этому чудом устоявшему памятнику магхитекртуры.
Люсиль осторожно ступала по скрипящим полам, вместе с остальной группой и недовольно надувала губки. Жуткова была практически уверена, что за следующим поворотом они уж точно всей дружной компанией провалятся этажа так на два вниз. Но пока Древнир был к ним благосклонен и полы выдерживали всю толпу, по пять минут изучающих каждую сомнительную картину тибидохсцев. Девушка уже давно перестала слушать картавую речь трольши, что была у них экскурсоводом и с прищуром изучала всяческие ответвления и двери, ища случая незаметно уйти по-английски.
© Людмила Жуткова
* * *

0

33

Ксюша, нахмурившись, села на кровать и стала аккуратно расчищать от опилок пространство вокруг себя. На предложение найти замену, Вита мечтательно улыбнулась и покосилась на источник зла – свой журнал.
- Я там тако-ой шкафчик приметила-а. Жалко, что у нас уже есть «Платоша», - «Платошей» красны девицы называли погибшего.
- Жалко у пчелки, Вий. А у нас трагедия. Где ты видишь «Платошу»? Он сдох несколько секунд назад. Благодаря тебе, между прочим, – Ксюша упорно не оглашала тот факт, что сама в порыве бешенства поучаствовала в «убийстве».
- «Платоши» больше нет? Может…
- Ну? Что может?
- Нам…
- Развивай мысль Вий, иначе растяну Дюшесу хвост!
- Собрать все, что осталось от «Платоши» и отнести домовым? А волшебная магия мерлиниров поможет им восстановить наш шкаф!
- Вау, гениальная мысль! А может нам все-таки заказать шкаф из каталога?
- Я придумала! Нам надо заказать шкаф из каталога!
- Высылай Карпову, Милославскому и Морозову приглашения на свои поминки! – Свеколт мысленно продырявила взглядом в Вите дыру и взяла в руки каталог, чтобы покончить с этим платяным недоразумением раз и навсегда…
За щедрую доплату шкаф был доставлен сегодня. Свеколт даже не удивилась тому, что он был в разобранном состоянии. Причитавшую Вий, которая продолжала верить в синдром Геракла у мерлиниров, Ксюша отправила за Галкиным, а сама отправилась покорять комнаты остального мужского населения Тибидохса. Она и здесь разглядела заговор. Потому что на глаза ей попался только Богдан. С мыслями о том, что на безмужичье и Бонечка сойдет, Свеколт наплела с три короба о том, что Богдан – самый лучший мужчина, что она хочет от него сына, но только если он сейчас поможет ей с одним дельцем. В итоге шкаф собирали Андрей и Синеблюдцев.
- Я вот за вами уже часа четыре наблюдаю, рукастые вы наши. Какого хмыря у вас в пятый раз после сборки остается лишняя деталь? И не надо на меня пыриться, Блюдцев! Я помогать из принципа не буду, мужик ты или гусеница?
Виталина же вообразила себя мебельным Робин Гудом. Она то и дело кидалась помогать бедным и несчастным парням. Только вот детали, которые она брала рассмотреть, то и дело терялись и находились в самый последний момент. За что все снова получали порцию свеколтских сарказма и желчи с пылу с жару.
© Ксения Свеколт
* * *
- … Сегодня по зудильнику смотрел новую серию «Заявлений». Или его еще называют «Галстуки», сериал про магвокатов. К сведению, очень поучительный, некоторым следовало бы посмотреть, чтобы не вести себя неподобающе.
Вита цокнула языком. Подлетев к двери, она открыла ее, выглянула в коридор, и снова закрыла.
- Фи, что за название такое, - скривилась светлая. – «Как фильм назовём? Давай «Пуговица»?.. О-о-о, или давай «Усталый»? А?»
© Виталина Вий
* * *
Денек у Забавы не задался с самого начала. Первым делом девушка поссорилась сама с собой, то есть, вернее, со своим предыдущим воплощением, вздумавшим покрутить в голове досматривавшей сны Смертушкиной «фильм для взрослых». Ну, знаете, одну из тех красочно-неприличных картин, основанных на реальных событиях, то бишь воспоминаниях. Или фантазиях, хотя Забава сильно сомневалась что такие подробности могут храниться в голове человека, никогда ничем подобным не занимавшегося… Фу, фу, фу, это же теперь её голова, а не какой-то Лиходеевой (благо, хоть лошадь Наполеоши Бонапарта свои эротические приключения пока держала при себе).
Вообщем, поорав немного на свою прошлую жизнь, покидав в стену расческу и пообещав сглазить всех «предзабав» Смертушкина без сил поплелась искать Марью Моревну, а ещё лучше кого-нибудь, умеющего стирать память. В результате первым встретила Гордея Мозгоклюева, явно желающего оправдать свою прекра-а-сную фамилию.
Минут пять Забава слушала про то, как она плохо пишет сплетни. Галкин, Катков, Родионова – это же «такой неактуал». А вот про новую девушку Гордея, воспылавшую к нему «невообразимой для твоей скромной фантазии страстью» народу наверняка не терпится узнать.
Поклявшись не-разрази-громусом сию секунду разыскать всех якобы девушек Мозгоклюева (особенно вчерашнюю Фриду Пуппер и сегодняшнюю Барбарисову) и передать им, что они все были его девушками, Забава быстренько ретировалась. Из огня, да в полымя, как говорится.
По коридору жилого этажа разносились отчаянные крики, смутно напоминающие любимую лирическую песню Смертушкинской бабули. Заинтригованная светлая, конечно же, пошла на звук. Обнаружила любопытнейшее собрание в комнате с черными шторами. Зашла узнать, что за хмыринские страстишки привели в жилище Вий и Свеколт таких любопытных персонажей как Галкин, Синеблюдцев и девочка-с-антинаполеоновской-фамилией.
Лучше бы не заходила, потому как наблюдать за собиранием шкафов – тоска. Занятые «делом» мужчины пыхтели и общаться на интересные Забавке темы не желали, Свеколт вообще такая Свеколт, что Смертушкиной при ней лучше не быть. Очень дулась светлая из-за одного заковыристого сглаза, приключившегося аккурат после сплетенки про Ксюшу и одного ми-и-илого юношу, с ямочками на щеках. И чего, спрашивается, тогда некромагиню обозлило? То, что слово «мило» Забава употребила едва ли не больше раз, чем пресловутое «охмыреть»?
Ну, короче говоря, общаться Смертушкиной было не с кем, не о чем, и незачем. Вита с Ангелиной и те её разочаровывали нынче – поют себе, да поют, нормальным людям выйти из комнаты не позволяют. Когда решили исполнить на бис балладу о хмыре, нервы Забавы окончательно капитулировали. Хмырей эта особа, вопреки расхожему мнению, ненавидела всеми фибрами души. Даже Моревну иной раз убить была готова из-за «ути-пусечного» отношения к слюнявым паразитам.
© Забава Смертушкина

+1


Вы здесь » ФРПГ Тибидохс; Синдром сказки » ❖ ХОРОМЫ ЦАРЕВНЫ-ЛЯГУШКИ » Цитатник | монтажная памяти